Много странностей в жизни современной России. Но меня, пожалуй, больше всего поражает одно несоответствие: казалось бы, патриотизм и героизм ныне должны стать синонимами. А возьмешь в руки патриотическую газету - там либо плач по разрушенному СССР, либо возмущение обнищанием и униженностью большинства народа, либо, наконец, обличение новых "хозяев жизни", разбогатевших на грабеже народного достояния и презрительно взирающих на людей, не умеющих или не желающих "делать деньги". Все это, конечно, правильно и очень оправдано. Однако разве жизнь народа прекратилась на разрушении СССР? Нет же. Народ живет, более того - он сопротивляется всеобщему разрушению, но не одним лишь участием в митингах протеста, а и делом противостоит своим недругам, созидает жизнь, только часто в новых, для нас непривычных формах. И, по-моему, было бы непростительной слепотой не замечать ту работу созидания, которая во многих местах уже идет и которая, собственно говоря, и творит грядущую Россию. Пример тому - деятельность возникшего несколько лет назад в подмосковном городе Балашиха творческого объединения "Созидание" во главе с 42-летним инженером Игорем Львовичем Кравченко.

Его детство прошло в Киеве. После окончания института он стал одним из первых в отрасли специалистов по кибернетике, занимался теорией управления и методологией науки, приобщал к новшествам директоров и главных инженеров предприятий. Но ему, отцу семейства (а у них с женой Галиной Викторовной двое сыновей), надо было подрабатывать - ездить каждый год вместо отпуска на "шабашку", строить в колхозах и совхозах зерносушилки и другие непростые объекты (кстати сказать, отлично работающие до сих пор, так что руководители хозяйств добрым словом его вспоминают).

В силу обстоятельств семья Кравченко переехала на жительство в Балашиху, и Игорь Львович поразился несоответствию между потенциалом города и уровнем его использования в интересах жителей. Здесь - промышленные предприятия с высочайшим уровнем технологии вроде знаменитого "Криогенмаша", хотя немало и устаревших производств. Здесь и вузы, научно-исследовательские и проектные институты, прекрасные, хотя и запущенные, усадьбы князей Голицыных, графов Румянцевых и Разумовских, неплохой краеведческий музей. В районе неплохо развито сельское хозяйство, а главное - город богат людьми с высоким уровнем творческих возможностей. И в то же время бюджет города скромен.

С началом "перестройки" и в Балашихе пошли разговоры о возможности превращения города в "технополис", "эко-полис", "наукоград" и пр., но все эти прожекты не выходили за рамки подражания уже появившимся на Западе поселениям такого рода (кстати, если в России где и появляется такой "наукоград", он быстро становится центром, в котором иностранцы, платя нашим специалистам нищенскую, по мировым меркам, зарплату, по сути бесплатно получают доступ к самым современным российским разработкам и технологиям).

И вот тут Кравченко обратился к общественности с призывом: "Зачем нам равняться на зарубежные образцы, когда мы можем превратить Балашиху, используя отечественный опыт, в "ноополис", о котором мечтал еще великий Вернадский, в мировой центр образования, науки и культуры, со своим университетом, где учиться будет престижнее, чем в Гарварде или Сорбонне?"

КОГДА эта дерзкая мысль была высказана впервые, почти все восприняли ее как повторение идеи Остапа Бендера насчет мирового центра шахмат в Нью-Васюках. Однако нашлись приверженцы - и в педагогической среде, и в местных органах власти, и среди общественных деятелей. Их поначалу было немного, но, во-первых, каждый из них был личностью, заслуживающей отдельного рассказа, а во-вторых, они были сплочены, Кравченко был избран в депутаты горсовета, где возглавил комитет по науке, культуре и образованию.

Чего греха таить, многие из тех наших соотечественников, кому за сорок, не очень рвутся к труду по преображению страны в духе русских традиций с учетом советского и зарубежного опыта, но применительно к условиям XXI века. Поэтому начинать надо, видимо, с детей. Игорь Львович и Галина Викторовна, существенно потеряв в заработке, перешли на педагогическую работу, с тем чтобы попытаться изменить школу изнутри.

Всякий, кто знал нашу школу, отторгавшую всякую попытку новаторства, мог предсказать им, что ничего из этого не выйдет. К сожалению, здесь скептики оказались правы. Рутина, инерция в учительской среде, а главное - сопротивление чиновников ведомства народного образования оказались непреодолимыми. И супруги Кравченко вместе со своими единомышленниками пришли к выводу: необходимо создать качественно новую школу, которая не отбивала бы, как нынешняя, у учащихся охоту к познанию, а стала бы школой радости и творческого постижения мира, воспитывала бы не бездумных исполнителей, а творцов. Для этого нужно исходить не из опыта Запада, где учитель стоит над учениками, рассматривая их как пустые сосуды, подлежащие наполнению знаниями, а из русского понимания: учитель - проводник учеников в мире знания, и учение - их совместное творчество.

Сначала первопроходцам удалось открыть в Балашихе центр художественного развития детей, который содержался на средства от разработок "Созидания". А в 1991 году там открылась государственно-общественная гимназия, где Игорь Львович стал научным руководителем, а Галина Викторовна (у нее, инженера, есть и высшее педагогическое образование) - директором.

Педагогический опыт супругов Кравченко вскоре стал широко известен. Их воспитанники, приняв участие в организованном "Инкомбанком" бизнес-круизе для школьников по Волге, заняли там почти все призовые места, и профессора из Оксфорда, наблюдавшие за соревнованиями, приехали в Балашиху, чтобы на месте изучить этот феномен. Увиденное там превзошло все их ожидания. Оказалось, что опыт балашихинских педагогов созвучен поискам лучших преподавателей в некоторых школах США и Западной Европы, но только русские, не зная о находках своих западных коллег, во многом их превзошли.

Американский педагог приехал в Балашиху и снял фильм о здешнем чуде, который много раз показывали по кабельному телевидению почти по всем США, а также в ряде стран Европы. Супруги Кравченко, а также духовный наставник гимназии - священник Владимир Бороздинов получили много приглашений из-за рубежа. Их доклады в Осло и Стокгольме, Копенгагене и Кембридже, показательные уроки в школах США неизменно имели шумный успех. Проводимые в Балашихе конференции (в том числе и международные) сделали их опыт достоянием многих отечественных педагогов.

О БАЛАШИХИНСКОЙ гимназии нужно рассказывать особо. Дело не только в том, что здесь, кроме предметов, обязательных по общероссийской программе, учат бальным танцам и культуре речи, истории культуры и экономике, человековедению и театральному искусству, а в том, что это - школа-семья (в нее и принимают не просто ученика, а именно семью: родители подписывают контракт, налагающий на них определенные обязательства). Главное же - в том, что школа радости, о которой мечтали многие поколения педагогов, состоялась, и если в обычной школе после окончания занятий ученики пулей вылетают на улицу (кончилась обязаловка, начинается самая интересная, самостоятельная жизнь!), то здесь они подолгу задерживаются сами для работы в кружках или на репетиции спектакля самодеятельного театра.

Обучение в гимназии платное, но есть система льгот, конкурс по 10-12 человек на место, и это не конкурс кошельков, а выявление действительно одаренных. Мне довелось провести в гимназии несколько уроков по экономике, и я могу засвидетельствовать, что общий уровень развития этих детей - много выше среднего. Ну и подбор преподавателей (здесь работают только единомышленники) соответствующий.

Игорь Львович - не просто научный руководитель гимназии, ее мозг, но и завхоз, и прораб, и снабженец, и шофер: на его видавшей виды машине, не раз уже попадавшей в дорожно-транспортные происшествия, все обеспечение школы и держится.

Но гимназия - это только первый этап программы превращения Балашихи в нооополис, который (не побоюсь этого сказать!) может со временем стать технологической столицей России. Кравченко считает, что посылать выпускников их гимназии в обычные наши вузы - это все равно, что растворять высококачественную отечественную твердую пшеницу в потоке импортного засоренного американского зерна. Поэтому ко времени первого выпуска гимназии (сейчас в ней самый старший класс - девятый) надо в Балашихе открывать свой университет. И если уже сейчас из стран Запада поступают просьбы принять их детей на обучение в Балашихинскую гимназию (пока приходится в этом отказывать, поскольку нам не по силам обеспечить питание экологически чистыми продуктами и бытовые условия по меркам развитых стран), то есть все основания рассчитывать: и в области высшего образования России есть что сказать. Наметки университетской программы Кравченко впечатляют, материальная база (если всерьез взяться за восстановление старинных усадеб) для начала может быть вполне удовлетворительной. Значит, в городе будет создана цепь непрерывного образования - с трехлетнего возраста (таких малышей принимают в подготовительные классы гимназии) и до окончания высшей школы.

А рядом с Балашихой разместился музей кузнечной науки и техники, созданный замечательным ученым профессором А. И. Зиминым, а ныне возглавляемый его сыном доктором технических наук Ю. А. Зиминым. На основе этого музея намечается создать Национальный парк с деревней ремесел, мельницей, конюшней и пр., что сделает Балашиху одним из центров туризма России.

Живет в Балашихе и бывший командир группы легендарного спецподразделения "Вымпел" майор Анатолий Александрович Ермолин, который после ухода со службы занимается с ребятней. Создал отряд скаутов, с которым провел в трудах и походах месяц в Крыму. Его открытое письмо в "Учительской газете" к офицерам и педагогам с призывом взять наших детей под надежную опеку тех, кто может увлечь подростков настоящими приключениями, получило широкий отклик в разных концах страны. Если учесть, что у супругов Кравченко есть опыт устройства летних лагерей для школьников (в том числе и на международном уровне), то можно надеяться на превращение Балашихи и в столицу Детской республики в России. Говорю это опять-таки вполне серьезно: ведь есть для того реальные основания!

Игорь Львович частый гость в Академии нового мышления - интереснейшей организации, которая уже не раз бросала дерзкий вызов официальной науке, предлагая, на первый взгляд, фантастические, а на деле вполне осуществимые технологии, обещающие переворот в производстве в начале XXI века. Я застал Кравченко за обсуждением предложенного этой академией проекта коттеджа, экономичного и экологически здорового. В Балашихе к этому проекту уже проявляют практический интерес. Игорь Львович - деятельный участник набирающего силу Российского земского движения и создатель городской организации земцев. Ведь мечта Кравченко - чтобы выпускники гимназии и университета в первую очередь взялись бы за преобразование родного города и района, а земство и есть тот орган, который призван все делать именно для расцвета своего края.

ПИСАТЕЛЬ Юрий Олеша когда-то избрал своим девизом "Ни дня без строчки". Кравченко, кажется, мог бы сказать о себе: "Ни дня без идеи". И идеи рождаются у него каждодневно, потому что он из тех людей подвижнического склада, для которых Дело и есть жизнь. Такие люди ложатся спать, думая о Деле, и встают, помышляя о нем же. А потому ему любой случай служит поводом для проверки какой-то своей задумки, каждую встречу он умеет повернуть так, что из нее вырастает нечто полезное - не для него лично (в смысле меркантильного интереса, корысти, выгоды), а для Дела.

Я присутствовал при его беседе в редакции местной газеты "Факт". Поворот разговора - и рождается новый замысел: в гимназии создадут группу из тех, кто мечтает о профессии журналиста, работники газеты помогут им в овладении некоторыми навыками, а ребята станут репортерами.

Или вот: узнав, что разрабатывается проект (или генеральный план) переустройства Балашихи, Кравченко предложил устроить конкурс, в котором приняли бы участие и гимназисты. Вряд ли от девятиклассников можно ждать каких-то открытий в чисто профессиональном отношении, они ведь не архитекторы и не экономисты. Но необычными идеями они вполне могут удивить профессионалов.

Чтобы рассказать обо всех идеях, какие рождаются у Кравченко, надо быть при нем неотлучно и писать не газетный очерк, а книгу. Впрочем, я уверен, со временем о таких людях, как балашихинские подвижники, и будут написаны книги. Возможно, возникнет даже новая серия "ЖЗЛ" - "Жизнь замечательных людей современности".

Человек может занимать в обществе одно из трех положений: раба, наемника и сына. Раб трудится из страха наказания, наемник - ради денег, а сын - из любви (к Отцу Небесному, матери - Родине, родителям, народу). Украинец Игорь Кравченко показывает себя верным сыном России и служит ей на том поприще, где решается, каково будет ее грядущее.

Конечно, Кравченко не добился бы успеха без коллектива педагогов и без поддержки администрации района, но это уже - предмет особого разговора, который у нас впереди.

Автор: Михаил Антонов
Источник
: Газета Правда
http://gazeta-pravda.ru/